О нашем священноисповеднике.

В этом году, в Неделю о Мытаре и Фарисее, Русская Православная Церковь чтит память Новомучеников и Исповедников Церкви Русской.

Наверняка в каждом городе и, даже, селе были те, кто принял венец исповедничества или мученичества. Наш долг помнить о них и учиться у них стоянию в вере.

В нашем селе Троекурово Чаплыгинского района Липецкой области тоже есть свой исповедник. Это священник Александр Кротков.

Предлагаем вашему вниманию краткое жизнеописание отца Александра.

Cвященноисповедник Александр, пресвитер Никольский (в миру Александр Павлович Кротков) родился в г. Касимове в 1883 году в семье губернского секретаря Павла Кроткова и Александры Ивановны. Рано осиротел, и заботы по его воспитанию взяла на себя тетя-монахиня. Александр в юности мечтал стать артистом, имел красивый голос и незаурядную внешность, но тетя направила его на духовное поприще. Начальное образование получил, вероятно, в Касимове, а продолжил в духовном училище и семинарии города Рязани. Был особо дружен с преподавателем семинарии Василием Михайловичем Домачевым, которого называл «добрейшим». По окончании семинарии в 1904 году женился на Марии Александровне Аретинской, дочери священника Александра Аретинского прихода Подлипки-Ершова, выпускнице Рязанского Епархиального училища. Рукоположен епископом Рязанским и Зарайским Аркадием (Карпинским).

Протоиерей Александр преподавал Закон Божий в церковно-приходских школах Рязанской губернии — в селах Пальное, Вышетравино, Гремячево, в Бутьковском начальном училище, пронской приходской школе, начальной школе села Канищево.

Места священнического служения: с. Троицы, что на реке Рак, Пронского уезда, Успенская церковь села Протасово Зарайского уезда, с 1912 Казанская церковь с. Канищево Ранненбургского уезда (ныне Чаплыгинский район Липецкой области) Александро-Невского района. Последним место служения отца Александра перед арестом в 1929 году было с. Никольское (Серебряное) Троекуровского района Ранненбургского уезда(ныне Чаплыгинский район Липецкой области). Награды: В 1912 году награжден набедренником.

На момент ареста у Марии Александровны и отца Александра было шестеро детей: София, Елена, Алексей, Татьяна, Вера, Александра. При аресте присутствовала его теща Матрена Александровна Аретинская (Преображенская).

Протоиерей Александр революцию не принял и обновленческое движение не поддерживал, продолжал церковное служение «тихоновцем». В быту был непритязательным. Из домашнего обихода на момент ареста в семье было две кровати, два шкафа, самовар и зеркало. Был очень благочестивым, не пил, с любовью помогал страждущим и малоимущим. Требы для малоимущих исполнял безвозмездно, проводил миссионерскую и культурно-просветительскую работу среди населения, особенно молодежи. Выступал в клубе, читал стихи поэтов-классиков.

Из протокола обвинения: « … арестован по статье 58 п.10», за совершение религиозных обрядов в селе Епинетово на второй день праздника революции (молебен в честь великомученика Димитрия Солунского), за религиозную агитацию среди молодежи, за угрозы в адрес революции и неприятие нового флага». Батюшку обвинили в том, что он «напившись пьяным… выражался словами, что советской власти существовать только до Родества 1929 года… флаг рвал, наклонил». Хотя в своей жизни батюшка не притронулся и к рюмке, был убежденным трезвенником. По свидетельству очевидцев, отца Александра арестовали за то, что он отказался венчать так называемую «красную свадьбу». Были такие свадьбы в эти лихие годы, когда комсомольцы, расписавшись, ехали потом и на Венчание. Прибыла такая свадьба в пьяном угаре и к отцу Александру. Но батюшка попытался объяснить, что подобное отношение к Таинству – надругательство, а когда приехавшие стали настаивать и угрожать – просто отказал. Приехавшие решили отомстить «попу» и оклеветали его перед властями. Откуда и взялось это обвинение в религиозной пропаганде и антиреволюционной деятельности.

Из протокола допроса: «Виновным в предъявленном мне обвинении предусмотренным по статье 58 п. 10 УК не признаю, в частности в уничтожении красного флага. «Виновником себя признаю, данные мною показанные полностью подтверждаю»(не понятно к чему относится, так как далее следует отрицание обвинения), т.к. из комсомольцев никого не принуждал целовать крест; никому не говорил, чтобы не вывешивали красные флаги в день октябрьской революции».

Приговор последовал такой: «Кроткова Александра Павловича заключить в концлагерь сроком на три года…».

Ссылку отец Александр отбывал в северных лагерях (вероятно в Котласском районе), работал на лесоповале. Потом ослабевшего от недоедания и болезней, его перевели на хлеборезку на кухне, т.к. «священники не воровали» и им доверяли распределения пайка. Заключенных держали в голоде. Последнее письмо пришло из лагеря с просьбой «хлебца прислать» в 1930 году. Мария Александровна отправила посылку. Вскоре наступила кончина. Точная дата смерти отца Александра не известна.

Согласно ст.3 и ст. 5 Закона РСФСР «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18 октября 1991г. Кротков Александр Павлович реабилитирован и признан жертвой политических репрессий.

Семье отца Александра после ареста пришлось много бедствовать, но все дети пережили разруху и войну, устроили семьи, кроме Елены Александровны, погибшей в блокаду Ленинграда. Сын Алексей служил на фронте. Жена Мария Александровна умерла в Москве в семье младшей дочери Веры в 1979 году.

Жизнеописание составлено ныне здравствующей правнучкой отца Александра Ириной Горшениной.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *